Адвокатская консультация №71

оказывает консультации высокого уровня. В нашей команде трудятся 16 специалистов с большой юридической и адвокатской практикой.

Получить бесплатную помощь, консультацию:

Москва, Варшавское шоссе, д.152, корп.2

8-495-389-77-72
8-495-389-58-00
adv_71@mail.ru

Вместе с тем в юридической практике нередко имеют место различного рода казусы, неловкие ситуации и несуразицы. Они встречаются в самых разнообразных случаях: в устных выступлениях, при оформлении документов, размещении рекламы и др. Если в одном деле такие казусы вызовут лишь улыбку и смех, то в другом могут повлечь негативные последствия. Вот некоторые из таких казусных ситуаций.

В одном деле заявитель в кассационной жалобе ссылался на нарушение принципа тайны совещания судей при вынесении решения.
Свои доводы он мотивировал тем, что под дверью зала в Девятом арбитражном апелляционном суде г. Москвы была щель. Видимо, кассатор считал, что наличие этой щели не делает тайны из совещания судей.
Однако суд по результатам рассмотрения кассационной жалобы не нашел оснований для отмены вынесенного постановления и отклонил его доводы (Постановление ФАС МО от 23.05.2006 N КА-А40/3142-06).


Заявители требовали у Европейского суда по правам человека присуждения компенсации за отказ российских властей удовлетворить их требования к ОАО «Барнаульский пивоваренный завод» об обязании убрать имя и изображение их прадеда — Александра Федоровича Ворсина, известного владельца фабрик, одного из первых пивоваров на Алтае, основавшего пивоваренный завод в г. Барнауле в 1882 году.

Они утверждали, что чувствуют себя неловко, когда посторонние люди спрашивают их, не являются ли они родственниками человека, изображенного на пивной бутылке. Заявители также утверждали, что испытывают страдания, когда видят разбросанные повсюду бутылки с их именем и изображением на них их родственника.

Отклоняя их требования, Европейский суд по правам человека отметил, что в 1991 году заявители сами передали копию этого портрета в Алтайский краеведческий музей для экспонирования, который, в свою очередь, передал копию портрета ОАО «Барнаульский пивоваренный завод». Передачу изображения в музей следует расценивать как согласие на то, что его могут увидеть другие люди. Более того, изображение размещалось на продукции пивоваренного предприятия с момента его основания предком заявителей.

По мнению Европейского суда, при использовании изображения таким образом пивоваренный завод намеревался скорее выразить уважение памяти великого пивовара, нежели оскорбить чувства заявителей к своему предку. Ничто не указывает на то, что достаточно дальние родственные связи между заявителями и их родственником были при этом оскорблены (решение ЕСПЧ от 05.02.2004 «По вопросу приемлемости жалобы N 66801/01 «Ирина Александровна Ворсина и Наталья Александровна Вогралик против РФ»).


Участвуя в судебном разбирательстве, стороны обязаны вести себя корректно и вежливо по отношению друг к другу, не допуская оскорблений и непристойного поведения. Однако не всегда участникам процесса это удается. Особенно когда речь идет о вынесенных не в их пользу решениях.

В одном деле адвокат, оспаривая в кассационной жалобе законность и обоснованность приговора против своего подзащитного, изложила доводы в некорректной форме, используя нелитературные и нецензурные выражения.

Давая объяснения в заседании квалификационной комиссии, адвокат пояснила, что ее папа — молдавский цыган, а мама очень артистичная, поэтому и она склонна к артистичности. Включение в кассационную жалобу различных словосочетаний («хреновы фальсификаторы», «головастик несчастный» и др.) — это следствие эмоциональной ситуации, вызванной неправосудным приговором в отношении ее подзащитного. Адвокат при этом не отрицала, что в жалобе есть фрагменты, которые не соответствуют юридической лексике.

Вынося адвокату дисциплинарное взыскание в виде предупреждения, квалификационная коллегия отметила следующее.

Оказание доверителю квалифицированной юридической помощи предполагает не только изложение своих суждений и умозаключений в корректной форме и отказ от включения в процессуальные документы указаний на обстоятельства, не относящиеся к делу, но и по возможности минимальное использование в заранее подготовленных письменных процессуальных документах разговорно-публицистических выражений и риторических фигур (Обзор дисциплинарной практики Совета Адвокатской палаты г. Москвы. Редакционный материал // Адвокат. 2008. N 6).